дела еспч против рф
По делу «Гладышева против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе: Нины Ваич, Председателя Палаты, Анатолия Ковлера  1. Дело было инициировано жалобой N /10, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданкой Российской Федерации Светланой Михайловной Гладышевой (далее — заявительница) 15 января г. Европейский Суд по правам человека» Решения ЕСПЧ на русском языке. Решения ЕСПЧ на русском языке. В данном разделе мы начинаем публиковать переводы на русский язык различных Постановлений и Решений Европейского Суда по правам человека, а также извлечений из них. Список решений Европейского Суда по правам человека, принятых по жалобам против Российской Федерации, публикуется в другом разделе сайта. Для поиска переводов решений Европейского Суда по правм человека, касающихся конкретых статей Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней, воспользуйтесь специальной. Россия (). ×. Румыния ().  Информация о документе Языковые версии. Пресс-релиз. Другие документы по делу. 2 новое. Case of zikatanova and others v. bulgaria.

дела еспч против рф
Найден против Украины Naydyon v. Саундерс против Соединенного Королевства Saunders v. По делу заявителя Васильева Верховный суд Республики Коми отменил решение суда первой инстанции, еспч формальное соответствие правилам перевозки,и провел совокупный регламент условий транспортировки, применяя критерии, транзит премиум еспп 084994 прецедентной практикой Европейского Суда. Елиашвили активно использовал свое право на переписку и получал посылки, таким образом, он оставался на связи с семьей. Отмечая, что Марков представил замечания исполнение решений еспч имени заявителя, учитывая имеющиеся в его распоряжении документы и вышеизложенные критерии, имея еспч виду, что против были присуждены евро в порядке освобождения от оплаты юридической помощи его представителя, Европейский Суд признает разумным присудить евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек, а также любой налог, еспч уплаты которого может быть возложена на заявителя в связи с этой суммой. Европейский 2020 отмечает, что применение части второй статьи 73 УИК РФ в каждом отдельном случае является условным: оно имеет место либо в случае отсутствия исправительного учреждения определенного типа или в случае «невозможности» направить осужденного в против исправительное учреждение в рамках домашнего региона либо региона дела заключенного см. Дело «Богумил против Португалии» [Bogumil v.
дела еспч против рф
Сообщить об опечатке
дела еспч против рф
Решения ЕСПЧ Россия
что такое конклюдентные действия потребителя

Украина против России (КРЫМ) — Часть 2 — Аргументы РФ — Гальперин — Устные слушания в ЕСПЧ

Европейский суд по правам человека ЕСПЧ принял решение коммуницировать дело украинского режиссера, политзаключенного Олега Сенцова. Об этом проинформировал Павел Чиков. В поданной в ЕСПЧ жалобе Сенцов утверждает, что в отношении него российские власти нарушили статью 3 Запрещение пыток , статью 5 Право на свободу и безопасность Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Добавим, на официальном сайте Белого дома была опубликована петиция в поддержку украинского режиссера. Практика судов. Верховный Суд Кассационный уголовный суд Кассационный административный суд Кассационный хозяйственный суд Кассационный гражданский суд. Лента новостей.
дела еспч против рф

Дела еспч против рф


дела еспч против рф
дела еспч против рф

Дело «А. Менарини дианьостикс С. Menarini Diagnostics S. Дело «Штуммер против Австрии» [Stummer v. Дело «Маджо и другие против Италии» [Maggio and Others v. Дело «Пономарев против Болгарии» [Ponomaryov v. Дело «Гаврилицэ против Румынии» [Gavrilita v. Дело «Гатт против Мальты» [Gatt v. Дело «Юсич против Швейцарии» [Jusic v.

Дело «Пекер против Турции N 2 » [Peker v. Дело «Энеа против Италии» [Enea v. Дело «Гардель против Франции» [Gardel v. Дело «Мусхаджиева и другие против Бельгии» [Muskhadzhiyeva and Others v. Дело «V. Дело «M.

Дело «Гальоне и другие против Италии» [Gaglione and Others v. Дело «Ренольд против Франции» [Renolde v. Дело «Станьо против Бельгии» [Stagno v. Дело «Вайнаи против Венгрии» [Vajnai v.

Дело «Ладан против Польши» [Ladent v. Дело «Берден против Соединенного Королевства» [Burden v. Дело «Сайгили и другие против Турции» [Saygili and Others v. Обязательство соблюдать права человека Статья 2. Право на жизнь Статья 3. Запрещение пыток Статья 5. Право на свободу и личную неприкосновенность Статья 6.

Право на справедливое судебное разбирательство Статья 7. Наказание исключительно на основании закона Статья 8. Право на уважение частной и семейной жизни Статья 9. Свобода мысли, совести и религии Статья Свобода выражения мнения Статья Свобода собраний и ассоциаций Статья Право на вступление в брак Статья Право на эффективные средства правовой защиты Статья Запрещение дискриминации Статья Отступление от соблюдения обязательств в чрезвычайных ситуациях Статья Запрещение злоупотреблений правами Статья Пределы использования ограничений в отношении прав Статья Классификация решений по отношению к странам-ответчикам Австрия Постановление Европейского Суда по правам человека от 10 декабря г.

Дело «Кооттюммель против Австрии» [Koottummel v. Дело «S. Дело «Фродль против Австрии» [Frodl v. Дело «Сейид-заде против Азербайджана» [Seyidzade v. Дело «Фатуллаев против Азербайджана» [Fatullayev v.

Дело «Керимова против Азербайджана» [Kerimova v. Постановление от 15 ноября г. Постановление Европейского Суда по правам человека от 7 июня г. Дело «Компания «Мелтекс Лтд.

Дело «Таске против Бельгии» [Taxquet v. Постановление от 24 января г. Действия судьи включали постановку вопросов, относящихся к существу обвинения, выдвинутого против заявителя см.

Обжалованные действия судьи включали оглашение обвинительного заключения, представленного в суд прокуратурой, вызов и допрос, по его собственной инициативе, свидетеля, давшего показания, уличающие заявителя, которые районный суд затем положил в основу своего приговора.

Европейский Суд отметил, что доказательная база, которую районный суд положил в основу обвинительного приговора заявителю, была изменена, когда новые инкриминирующие доказательства были приняты судьей по собственной инициативе, и когда определенные доказательства, представленные прокуратурой, были изъяты в обоснование обвинений, содержавшихся в обвинительном заключении.

Европейский Суд заключил следующее:. Прокурор, если бы он присутствовал на заседании, в частности, участвовал бы в исследовании доказательств и давал бы объяснения. Его исключительная задача заключалась в поддержании обвинений, выдвинутых против заявителя, перед судом, либо в отказе от обвинения, если бы он пришел к убеждению, что данные судебного следствия не подтверждают предъявленного заявителю обвинения Подготовительная работа, которую он провел для судебного разбирательства в форме составления обвинительного заключения, несомненно важна.

Но он был обязан поддерживать обвинения против заявителя или отказаться от обвинения в ходе устного разбирательства дела районным судом с учетом того, как развивалось судебное следствие, в результате которого, действительно, были внесены изменения в совокупность доказательств.

Можно лишь предполагать, какой вариант действий выбрал бы прокурор, и как бы это повлияло на ход и результат разбирательства в отношении заявителя.

Кроме того, это не имеет значения в настоящем деле. В настоящем деле имеет значение то обстоятельство, что районный суд, рассматривая дело по существу и осуждая заявителя в отсутствие прокурора, смешал роли обвинителя и судьи и тем самым дал основания для законных сомнений в своей беспристрастности.

Участие в заседании потерпевших не играло роли, поскольку дело рассматривалось в порядке публичного, а не частного обвинения». Аналогичным образом в деле «Кривошапкин против Российской Федерации» Krivoshapkin v. Russia Постановление Европейского Суда от 27 января г.

Хотя заявитель не признал себя виновным, суд нашел его вину установленной на основании доказательств, рассмотренных подобным образом. При таких обстоятельствах Европейский Суд решил, что суд первой инстанции не обеспечил гарантии состязательности уголовного судопроизводства и смешал в себе функции прокурора и судьи: он взял на себя функцию обвинения, рассмотрел все вопросы, определил виновность заявителя и назначил ему наказание.

N 12 примеч. Austria Решение Европейского Суда от 4 июля г. В этом контексте Европейский Суд сделал следующие выводы:. Европейский Суд далее еще раз подтверждает, что наделение функциями обвинения и наказания за незначительные правонарушения административные органы, которые сами не удовлетворяют требованиям пункта 1 статьи 6 Конвенции, как в настоящем деле районное управление, не противоречит Конвенции при условии, что заинтересованное лицо имеет возможность обратиться в суд, который действительно обеспечивает гарантии статьи 6 Конвенции, с просьбой о проверке законности любого решения, таким образом вынесенного против него Заявитель не утверждал, и в деле нет признаков этого, что какие-либо процессуальные права были возложены на органы обвинения, которые поставили бы его в более благоприятное положение, чем обвиняемого.

Однако жалоба заявителей на то, что Независимая административная коллегия проводила судебное заседание в отсутствие стороны обвинения, может поднять вопрос о беспристрастности Коллегии.

В этой связи Европейский Суд напоминает, что он должен был изучить сопоставимую жалобу по делу «Торгейр Торгейрсон против Исландии», касающемуся уголовного дела за клевету, где некоторые заседания суда первой инстанции были проведены в отсутствие прокурора. Европейский Суд не усмотрел нарушения статьи 6 Конвенции на том основании, что на заседаниях, проведенных в отсутствие прокурора, суд не был призван рассматривать дело по существу, и тем более принять на себя любую функцию, которую мог выполнять прокурор, если бы он присутствовал на заседаниях Постановление от 25 июня г.

В отличие от дела «Торгейр Торгейрсон против Исландии», которое касалось производства по уголовному делу, классифицированному так согласно законодательству страны в суде первой инстанции, настоящее дело касается производства по делу, которое классифицируется как административное по законодательству страны, и рассматривается административными органами по первой инстанции.

Следовательно, Независимая административная коллегия, хотя и является первым судом, рассматривавшим дело, занимает место апелляционного суда во внутригосударственной системе.

В этой связи Европейский Суд напоминает, что способ применения статьи 6 Конвенции в делах в апелляционных судах зависит от особенностей рассматриваемого по делу производства: необходимо учитывать совокупность процедур в правовой системе страны и роль судов апелляционной инстанции в нем Европейский Суд отмечает, в частности, что апелляционное производство в Независимой административной коллегии следует правилам процедуры квазисудебного характера В этом производстве административный орган обязан проводить официальные расследования в соответствии с условиями, установленными в Законе об административных правонарушениях.

Он должен информировать обвиняемого обо всех собранных доказательствах и до вынесения постановления в части наказания, должен дать обвиняемому возможность представить доводы в свою защиту. В настоящем деле, касающемся незначительных нарушений правил дорожного движения, заявители изложили свои позиции в возражении против предварительного постановления о наказании, им была предоставлена возможность представить доводы в свою защиту перед вынесением постановления о наказании и вновь направили аргументы в свою защиту в жалобе на постановление.

С другой стороны, в постановлении о наказании, которое содержит обвинения при производстве в Независимой административной коллегии, изложены факты, которые районное управление сочло актуальными, а также их правовую оценку. Таким образом, перед Независимой административной коллегией изложили свои позиции обе стороны.

Кроме того, Европейский Суд отмечает, что процедура в коллегии не предусматривает устного выступления стороны обвинения с изложением обвинений. Далее, как отмечают власти государства-ответчика, Независимая административная коллегия обязана установить смягчающие обстоятельства, а также инкриминирующие обстоятельства по собственной инициативе.

Эта обязанность существует независимо от того, присутствует в судебном заседании или нет административный орган, который вынес постановление о наказании. Наконец, в настоящем деле нет особых обстоятельств, которые указывали бы на то, что Независимая административная коллегия осуществляла какие-либо функции, которые могли быть выполнены представителем стороны обвинения, если бы он участвовал в судебном заседании.

В заключение Европейский Суд находит, что отсутствие представителя районного управления, то есть стороны обвинения на слушаниях в Независимой административной коллегии, не вызывает объективно обоснованных подозрений в отношении беспристрастности этого органа».

Заявитель утверждал, что неучастие прокурора в производстве по делу об административном правонарушении и более конкретный вопрос об отсутствии его представителя в судебных заседаниях могли поднять два взаимосвязанных, но различных юридических вопроса, связанных с i негативным влиянием на беспристрастность суда первой инстанции и суда второй инстанции, ii практической реализацией принципа равноправия сторон и состязательности процесса.

Как Европейский Суд уже указал, существует тесная связь между различными гарантиями и процессуальными обязанностями по статье 6 Конвенции и способом, которым они объединяются, чтобы дополнять друг друга в рамках конкретного дела в целях обеспечения принципа справедливости, являющегося основополагающим принципом.

Таким образом, можно предположить, что отсутствие органа обвинительной власти и, следовательно, его неучастие в заседаниях судов первой и второй инстанций может иметь последствия в отношении того, каким образом обвинения и доказательства представляются и отстаиваются в суде, и наоборот.

Прежде, чем приступить к оценке конкретных жалоб заявителя, Европейский Суд, во-первых, находит целесообразным рассмотреть ряд особенностей, возникающих в делах об административном правонарушении, рассматриваемых судами общей юрисдикции в Российской Федерации. Европейский Суд отмечает, что производство по делу в соответствии с КоАП РФ возбуждается несудебным органом обычно, и как в настоящем деле, полицией.

Европейский Суд также замечает, что КоАП РФ наделяет прокуроров широкими дискреционными полномочиями возбуждать производство об административном правонарушении, и в тех случаях, когда оно возбуждено, принимать в нем участие.

Иными словами, КоАП РФ не требует от прокурора участия в судебном заседании и не придает каких-либо особых последствий факту неучастия прокурора в судебном заседании. Европейский Суд отклоняет довод властей Российской Федерации о том, что статья Эта норма содержит исчерпывающий перечень лиц, присутствие которых может потребоваться в судебном заседании см.

Поскольку прокурор не участвовал в настоящем деле, Европейский Суд не считает необходимым делать какие-либо дальнейшие выводы, касающиеся роли прокурора. Во-вторых, отмечается, что роль полиции состояла в составлении «протокола об административном правонарушении» и передаче его в суд. Нельзя сказать, что на данной стадии производства по делу полиция действовала в качестве «суда», переходящего к «предъявлению уголовного обвинения».

В материалах дела не указано, и Европейский Суд не находит, что процедура, приведшая к составлению протокола об административном правонарушении, содержала состязательный элемент, который позволил бы принять во внимание возражения или позицию стороны защиты.

Кроме того, нельзя сказать, что сотрудник полиции, отвечавший за составление протокола об административном правонарушении или связанных с этим протоколов например, протокол задержания , рассматривался как сторона по делу. Отмечается, что сотрудник полиции не может подавать ходатайств в суд первой инстанции, что является неотъемлемым признаком справедливого судебного разбирательства, и вряд ли сотрудник полиции мог обжаловать постановление, вынесенное судом.

Однако он мог быть вызван в суд для дачи разъяснений. Таким образом, Европейский Суд считает, что сотрудник полиции не являлся «органом обвинительной власти» или «прокурором» в значении государственного должностного лица, роль которого состоит в том, чтобы противостоять лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в деле, возбужденном в силу КоАП РФ, и представлять и отстаивать в суде обвинение от имени государства.

Следовательно, Европейский Суд приходит к выводу, что действительно прокурор не участвовал в деле, возбужденном в соответствии с КоАП РФ. Европейский Суд напоминает, что протокол об административном правонарушении послужил основанием для рассмотрения дела судьей, когда впервые было предъявлено «обвинение». Для Европейского Суда имеет важнейшее значение вопрос о том, был или нет протокол об административном правонарушении аналогичен обвинительному заключению, по существу содержащему основные элементы «обвинения» и «характер и основания предъявленного обвинения» по смыслу пункта 1 и подпункта «а» пункта 3 статьи 6 Конвенции, и обосновал ли он их со ссылкой на имеющиеся доказательства.

Европейский Суд принимает к сведению мнение Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации см. Однако в настоящем деле текст постановления суда первой инстанции не раскрывает, что протокол об административном правонарушении как таковой рассматривается в качестве доказательства, призванного доказать виновность лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Европейский Суд признает, что содержавшаяся в нем информация не могла рассматриваться в качестве доказательства, касающегося установления фактических элементов. Суд второй инстанции сослался на протокол об административном правонарушении как на устанавливающий «тот факт, что преступление имело место» см.

Протокол о правонарушении сопровождался вспомогательными доказательствами см. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, могло оспорить данные протокола об административном правонарушении по существу, с формальной или процессуальной точки зрения, в ходе рассмотрения дела судьей.

Наконец, для рассмотрения настоящего дела имеют некоторое значение следующие соображения. Учитывая установленную законом презумпцию в пользу проведения открытых судебных заседаний и при отсутствии соответствующей жалобы, Европейский Суд считает, что имели место открытые заседания суда на стадии рассмотрения дела в отношении заявителя в первой и второй инстанциях.

В судебных заседаниях не участвовало какое-либо лицо, которое могло бы возразить заявителю например, потерпевший от предполагаемого правонарушения. Европейский Суд также подчеркивает, что заявитель не признал себя виновным. Принимая во внимание конкретную описанную выше процедуру и практические меры в деле заявителя, Европейский Суд далее рассмотрит вопрос о том, привело ли отсутствие на судебных заседаниях органа обвинительной власти к нарушению требований статьи 6 Конвенции в настоящем деле.

Европейский Суд отмечает, что не утверждается и нет доказательств того, что судья суда первой инстанции или судьи суда второй инстанции в деле заявителя не были беспристрастными. Таким образом, в настоящем деле не возникает каких-либо проблем, относящихся к субъективному критерию пристрастности.

Европейский Суд должен определить, вскрыли ли конкретные утверждения заявителя в совокупности с существующей процедурой рассмотрения дела законные сомнения в беспристрастности суда.

Прежде всего Европейский Суд подчеркивает, что вопрос о беспристрастности был поднят заявителем в контексте устных и публичных слушаний, состоявшихся по его делу. Европейский Суд далее отмечает, что неучастие в деле прокурора повлияло на действие презумпции невиновности в ходе судебного разбирательства и, как следствие, на вопрос о беспристрастности суда и наоборот.

Европейский Суд вновь повторяет в этой связи, что пункт 2 статьи 6 Конвенции гарантирует право человека считаться «невиновным, пока его виновность не будет установлена законным порядком». Презумпция невиновности будет нарушена в тех случаях, когда на практике или на основании действия закона например, правовая презумпция бремя доказывания перекладывается с обвинения на защиту см.

Austria от 20 марта г. Имеющаяся информация о содержании и применении соответствующих норм законодательства Российской Федерации не позволяет Европейскому Суду выяснить, каким образом презумпция невиновности и бремя доказывания применяются в делах об административных правонарушениях, рассматриваемых судами общей юрисдикции, включая и настоящее дело.

При таких обстоятельствах Европейский Суд согласен с тем, что суд первой инстанции не имел альтернативы, кроме как взять на себя задачу предъявления и, что более важно, нести бремя поддержки, обвинения в ходе устного рассмотрения дела. Кроме того, КоАП РФ предусматривает, что суд первой инстанции мог решить, следует ли требовать представления устных доказательств или документов или назначить экспертизу.

Власти Российской Федерации указали, что эти решения могут быть приняты «inter alia, по просьбе лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении».

Косвенно это может также означать, что такие решения могли быть приняты судом первой инстанции по собственной инициативе. Европейский Суд рассмотрел ряд конституционных решений, касающихся данного вопроса, и не находит их логическое обоснование убедительным в отношении поиска и сбора доказательств судом см.

Изучив имеющиеся материалы, соответствующие нормы внутригосударственного законодательства и судебную практику, Европейский Суд не убежден, что имелись достаточные гарантии, позволяющие исключить наличие законных сомнений относительно отрицательного воздействия процедуры на беспристрастность суда первой инстанции.

Отмечая, что проблема беспристрастности в данном деле относится к контексту незначительного правонарушения, возникая из-за существования самой конкретной процедуры, а не в силу какого-либо действия или бездействия в обстоятельствах дела, Европейский Суд считает, что беспристрастность не соответствует характеру и тяжести назначенного наказания или значения дела для лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Европейский Суд полагает, что в тех случаях, когда устное слушание дела оценивается как благоприятный фактор например, из-за того, что речь идет о возможном наказании в виде лишения свободы, как в настоящем деле для судебного решения по «любому уголовному обвинению» лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, и в тех случаях, когда, получив адекватную возможность присутствовать на судебном заседании, защита не отказалась от нее, то присутствие на суде прокурора, как правило, необходимо, чтобы избежать законных сомнений, которые могут возникнуть в отношении беспристрастности суда см.

В отличие от гражданских дел, в которых сторона может отказаться от возможности присутствовать на устном слушании, в уголовном или приравненном к нему деле ситуация может отличаться, так как, хотя судья и является главным блюстителем дела, обычно задача государственного органа по делу публичного обвинения состоит в том, чтобы изложить и обосновать уголовное обвинение с целью состязательного спора с другой стороной или с другими сторонами в деле.

Европейскому Суду остается решить, возник ли вопрос о беспристрастности также в ходе производства по жалобе в районном суде, и если нет, то устранило ли производство по жалобе недостатки, возникшие при рассмотрении дела заявителя в суде первой инстанции. Европейский Суд отмечает, что производство по жалобе в суде второй инстанции было возбуждено заявителем.

В то время должностное лицо, которое возбудило дело об административном правонарушении, не было уполномочено обжаловать постановление суда первой инстанции по делу об административном правонарушении, тогда как прокурор имел такое право вне зависимости от того, участвовал ли он в заседании суда первой инстанции см.

Представляется, что вышеупомянутое должностное лицо не представляло письменных доводов в суд второй инстанции, например, в ответ на жалобу заявителя. В действительности, по-видимому, должностное лицо, которое возбудило дело, не имело такого права.

Суд второй инстанции не заслушивал каких-либо должностных лиц. Допросив заявителя, суд второй инстанции оставил в силе постановление суда первой инстанции. По мнению Европейского Суда, заявитель не подавал жалоб, по существу касающихся справедливости производства в суде второй инстанции как такового. Можно утверждать, что проблема, связанная с неучастием в деле органа обвинительной власти, может отличаться от процедуры в суде второй инстанции, когда этот суд проверяет по просьбе лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, законность и обоснованность уже вынесенного постановления.

Европейский Суд не исключает возможности, что после того, как по «обвинению» было вынесено решение в порядке, лишенном недостатков, рассмотренных выше, и лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, подает жалобу только по вопросам права, роль обвинения может быть воспринята как менее убедительная также и в том, что касается беспристрастности.

Европейский Суд отмечает в этой связи, что определенный законом объем производства по жалобе в соответствии с КоАП РФ был таким, чтобы предоставить суду второй инстанции возможность дать новую оценку имеющимся доказательствам, исследовать дополнительные доказательства и проверить дело в целом, будет ли или нет об этом проситься в жалобе см.

Исходя из изложенного Европейский Суд считает, что, с точки зрения закона, суд второй инстанции имел право действовать способом, который мог бы устранить некоторые недостатки, негативно повлиявшие на справедливость производства по делу в суде первой инстанции см.

Russia от 9 октября г. N 8 примеч. В то же время, учитывая широкий установленный законом объем проверки дела по жалобе, требование беспристрастности должно также соблюдаться и в апелляционном производстве по жалобе.

Следовательно, Европейский Суд приходит к выводу, что неучастие прокурора в производстве по жалобе в суде второй инстанции являлось слишком серьезным недостатком. Таким образом, производство по жалобе в суде второй инстанции не устранило вопрос о беспристрастности, возникший при рассмотрении дела в суде первой инстанции см.

Belgium от 26 октября г. Таким образом, по делу властями Российской Федерации было допущено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в отношении требования беспристрастности. С учетом вышеизложенного вывода Европейский Суд не считает необходимым рассматривать вопрос о том, было ли властями Российской Федерации допущено также нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с принципом равноправия сторон и требованием состязательности процесса.

Статья 41 Конвенции гласит:. Заявитель требовал 7 евро в качестве компенсации морального вреда. ЕСПЧ фактически работает, как машина по подтверждению всем понятных нарушений и назначению компенсаций. Это противоречит предназначению суда: он должен помогать государствам, ратифицировавшим конвенцию, решать сложные вопросы обеспечения прав человека.

Такая ситуация связана с тем, насколько страны, в том числе Россия, готовы исполнять решения ЕСПЧ, принимая системные меры для борьбы с массовыми нарушениями, считает эксперт. По ее словам, обилие однотипных жалоб из года в год говорит о том, что в стране не вводятся работающие механизмы защиты прав человека.

Реклама на РБК www. Национальные проекты. Продажа бизнеса. Премия РБК Футурология Pink. Скрыть баннеры. Ваше местоположение? Весь мир. Санкт-Петербург и область.

Вологодская область. Краснодарский край. Красноярский край. Нижний Новгород. Пермский край. Технологии и медиа. Свое дело.

Критерии приемлемости жалобы в Европейский суд по правам человека

утеря наклейки со штрих кодом еспч